Улюкаев: безграмотный рифмоплет

15 Ноя 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Улюкаев: безграмотный рифмоплет

"Президент России В. В. Путин назвал Улюкаева "уважаемым человеком с абсолютно рыночными мозгами, одним из лучших наших специалистов в области экономики". Это представляется весьма жестокой характеристикой указанных специалистов, так как заявления Улюкаева по вопросам его служебной ответственности либо поразительно бессодержательны, либо просто неверны, - при том, что в силу своей должности верный гайдаровец должен быть, по сути дела, "экономическим мозгом" правительства Медведева, а отнюдь не просто его членом..." Из книги Михаила Делягина "Светочи тьмы"

УЛЮКАЕВ
Безграмотный рифмоплет

Алексей Улюкаев родился в 1956 году в семье аспиранта Московского института инженеров землеустройства (МИИЗТ). Его отец, Валентин Хусайнович, сын дворника–татарина, стал уважаемым профессором, многолетним заведующим кафедрой земельного права этого института и автором нескольких учебников. Однако в школе Улюкаев не отличался ни прилежанием, ни хорошим поведением, перебиваясь едва ли не с двоек на тройки.
Провалившись на экзаменах в МГУ, Улюкаев спасался от армии на должности лаборанта кафедры физики МИИЗТ, куда, вероятно, его устроил отец. Тем не менее он извлек уроки из неудачи и, взявшись за ум, сумел не только поступить и закончить экономический факультет МГУ, но и поступить в аспирантуру.

По ее завершению в 1983 году он защитил кандидатскую диссертацию на актуальную благодаря недавно принятой тогда Продовольственной программе тему "Объективные основы и пути развития научно–производственной интеграции в сельском хозяйстве". Однако остаться в МГУ не удалось: Улюкаев смог устроиться лишь ассистентом кафедры политэкономии Московского инженерностроительного института (МИСИ) и со временем дослужиться до доцента.

Надо отметить, что, поскольку строительство было едва ли не наиболее рыночным элементом со–циалистического хозяйства (разумеется, из тех его элементов, которые были одновременно крупными и легальными), МИСИ выделялся среди не связанных с "оборонкой" вузов Москвы некоторым свободолюбием и равнодушием к формальным правилам.
Вскоре после этого Улюкаев подружился с научным сотрудником ВНИИ системных исследований при Госкомитете по науке и технике СССР Гайдаром. Тот происходил из номенклатурной семьи, учился на экономическом факультете МГУ на курс старше, и во время учебы они были лишь шапочно знакомы, - а во взрослой жизни Улюкаев стал его верным адъютантом и помощником. Правильный выбор старшего товарища стал для Улюкаева выигрышным лотерейным билетом, обеспечившим успешную карьеру.

Оруженосец Гайдара

Среди молодых московских, а затем и ленинградских экономистов, в круг которых ввел Улюкаева Гайдар, он не выделялся практически ничем, - кроме преданности Гайдару. В результате многие в воспоминаниях о том времени попросту забывают о нем, а если и вспоминают, то при перечислении через запятую малозначимых людей.
Улюкаев энергично работал в созданном Чубайсом через Гайдара в Москве в 1987 году клубе "Перестройка" (вскоре переименованном в "Демократическую перестройку"). То, что в конце концов он заслужил репутацию "одного из самых продвинутых теоретиков среди гайдаровцев", убедительно характеризует уровень Гайдара и его московского окружения (в отличие от ленинградского кружка с блистательным Найтшулем, этим Велемиром. Хлебниковым российской либеральной мысли, пока она еще была мыслью), - ибо ни тогда, ни на протяжении всей своей последующей жизни Улюкаев не проявил не только способностей, но даже и склонностей к теоретическому мышлению.

Однако это не помешало Гайдару в 1988 году взять лично преданного ему Улюкаева в главный теоретический журнал страны - орган ЦК КПСС "Коммунист", в котором заведовал экономической редакцией: сначала консультантом, а потом заместителем редактора отдела.

В 1991, когда "Коммунист" окончательно утратил свое значение, Гайдар продвинул Улюкаева в культовую тогда (наряду с "Аргументами и фактами" и журналом "Огонек") газету "Московские новости" политическим обозревателем.
В июле 1991 года Улюкаев стал заместителем видного, но не пошедшего с Гайдаром во власть реформатора Кагаловского, возглавившего (созданный, по некоторым оценкам, на английские деньги) Международный центр исследований экономических реформ.

Когда Гайдар стал вице–премьером (Ельцин возглавил правительство как президент, чтобы поддержать либеральных реформаторов своим еще непререкаемым в то время авторитетом), Улюкаев стал экономическим советником правительства. После назначения 15 июня 1992 года Гайдара исполняющим обязанности премьера Улюкаев возглавил его группу советников, формализовав обязанности, которые он к тому времени, будучи его конфидентом, стал выполнять на практике. Надо отдать ему должное: по всей видимости, не вникая особо в содержательные вопросы и не конкурируяв этой сфере с научным окружением Гайдара, он был ценным для него администратором, занимавшимся разного рода деликатными вопросами.

После отставки Гайдара Улюкаев вместе с ним организовывал Институт экономических проблем переходного периода (формально наследовавший созданному Гайдаром Институту экономических проблем при Академии народного хозяйства и АН СССР, но в реальности создававшийся "с нуля"). Когда перед расстрелом Дома Советов Ельцин вернул Гайдара на должность первого вице–премьера, Улюкаев стал его помощником в правительстве.
На всех этапах служения Гайдару (как и в последующей жизни) Улюкаев принимал деятельное и инициативное участие в разработке шоковых либеральных реформ, нацеленных на уничтожение советской экономики.
После того, как использованный Гайдар был по завершении конституционного кризиса выброшен Ельциным за ненадобностью, Улюкаев стал его заместителем в Институте экономических проблем переходного периода.

В 1994 году вступил в создаваемую Гайдаром партию "Демократический выбор России", в апреле 2000 возглавил ее московскую организацию, но в Госдуму в силу ее провала не попал. Лишь в 1996 на дополнительных выборах Улюкаев протиснулся, прибегнув к поддержке не только демократов, но и тогдашней "партии власти", - созданного премьером Черномырдиным "Наш дом Россия", - в Московскую городскую думу. Его кампанию вел прославленный и влиятельный тогда демократ "первой волны" Владимир Боксер, предложивший само название "Демократический выбор России", бывший в то время одним из лидеров партии и председателем исполкома московской организации. Однако попытки Улюкаева реализовать на практике свои теоретические представления о привлечении инвестиций закончились крахом, как и борьба за власть с демократом Юшенковым, который, по–видимому, смог заручиться поддержкой всесильного тогда Березовского. Березовский был на порядок влиятельнее Гайдара, и Улюкаев в 1997 году уступил Юшенкову пост председателя московской организации "Демократического выбора".
На следующий год полномочия Улюкаева в Мосгордуме истекли, и он был вынужден вернуться на теплое место в гайдаровский институт, где защитил наконец докторскую диссертацию.

Жажда политического реванша толкала его вперед, и в 1999 году он заказал написание под своим именем политического манифеста, для которого смог дать лишь самые общие направления мысли, - брошюры "Правый поворот" с потрясающим заголовком, свидетельствовавшим о его адекватности (как и в целом об адекватности либералов того времени): "Программа правильной жизни, здоровой экономики и честной политики" (хорошо хоть, не "вкусной и здоровой пищи"). Вероятно, именно ей, то ли вообще не замеченной, то ли забытой обществом уже в момент написания, ответил почти через десять лет из колонии своим "Левым поворотом" Ходорковский.
Брошюра, насколько можно понять, должна была стать стартом нового витка политической карьеры Улюкаева, - и на выборах 1999 года он, действительно, вошел в общефедеральный список Союза правых сил. Более того: выдвинувшись по Чертановскому избирательному округу (где он за три года до того избрался в Мосгордуму), Улюкаев добился отказа "Яблока" Явлинского от выдвижения по нему своего кандидата и стал "единым кандидатом от демократических сил". Он не учел только, что после дефолта 1998 года цена этих "демократических сил" для России была слишком очевидна избирателям: Улюкаев не попал в Госдуму ни по списку, ни по округу (где проиграл председателю Контрольно - Счетной палаты Москвы).

Протеже Чубайса: контроль за финансовой политикой

В мае 2000 года, после избрания президентом В. В. Путина и при формировании правительства Касьянова, старый знакомый Чубайс предложил Улюкаеву стать первым заместителем назначаемого Министром финансов Кудрина. Как представитель Гайдара и Чубайса одновременно, Улюкаев быстро стал считаться главным среди трех первых заместителей Кудрина, хотя занимался прежде всего непрофильной для Минфина денежно- кредитной политикой, осуществляя, по сути дела, неформальное руководство деятельностью Банка России. Патриарх советской и российской банковской системы В. В. Геращенко даже недоумевал по этому поводу: "Я не вполне понимаю, почему за ЦБ все время говорит Улюкаев…, а не Игнатьев (председатель Банка России - МД.) или Вьюгин (тогда первый заместитель Игнатьева - МД.). Вообще–то в нашей истории, когда Минфин был главенствующим (над Центробанком - МД.) ведомством - при Витте, при Звереве - денежно–кредитная политика всегда кончалась плохо".
На этой позиции Улюкаев пробыл все время правительства Касьянова, - до самого паническогоувольнения последнего в феврале 2004 года, когда (вероятно, в том числе и для его хоть какого–то официального обоснования) была запущена непрорабо- танная и непродуманная административная реформа. Она была наскоро переписана с разрозненных обрывков западных документов, от которых даже окружение Ельцина отказалось в 1997 году в силу их заведомой неадекватности, и погрузила правительство в бюрократический паралич на весь 2004 год.

Одним из ее элементов стало сокращение числа заместителей гражданских Министров до двух человек (в Минфине их было 12); для Улюкаева, лично не связанного с Кудриным и не являющимся профессионалом в бюджетной сфере (как, по- видимому, и в остальных), в Минфине не нашлось места. В результате в апреле 2004 года он был передвинут "на усиление" Центробанка, возглавлявшегося мягким, интеллигентным и лично честным Игнатьевым, - младшим членом либерального клана, не имевшим, насколько помнится, ни серьезных профессиональных знаний, ни собственного политического веса и жившим по принципу "нет бога, кроме Чубайса, и Кудрин пророк его".
Назначение Улюкаева отчасти было вызвано его интересом к банковской деятельности: он был членом Национального банковского совета от правительства (наряду с членством в Федеральной ан- титеррористической комиссии и правительственной комиссии по нормализации общественно- политической ситуации на территории Чечни, где руководил комиссией по контролю за выделением и использованием средств на восстановление Чечни). Кроме того, в мае 2002 года он был назначен руководителем делегации России в совете Международного банка экономического сотрудничества и в совете Международного инвестиционного бан–ка, а затем в наблюдательный совет Российского банка развития, в совет директоров Внешторгбанка (ВТБ) и госкорпорации "Агентство по реструктуризации кредитных организаций". После превращения последней в Агентство по страхованию вкладов в начале 2003 года возглавил его совет директоров.

Однако главную роль сыграло, по–видимому, то, что Улюкаев на посту первого заместителя Министра финансов, насколько можно судить, de facto уже осуществлял те функции, которые стали его обязанностями de jure после перехода в Банк России.

В Минфине он курировал денежно–кредитную политику, - в Банке России возглавил Комитет по ней, продолжив обеспечивать чрезмерное ужесточение финансовой политики и последовательное удушение российской экономики безденежьем в стиле Гайдара и в целом первой половины 90‑х годов.

Как и многого другого в жизни, председатель Банка России Игнатьев побаивался журналистов, и его первый заместитель Улюкаев, регулярно давая комментарии журналистам по актуальным экономическим вопросам, с удовольствием стал "говорящей головой" Банка России.

Смысл произносимого, насколько можно судить, был для него глубоко второстепенным. Рассказывают, что в середине "нулевых" Улюкаев зачитал в Совете Федерации свою прошлогоднюю речь, повергнув в ступор излишне внимательных сотрудников аппарата, которые долго не могли понять, откуда в выступлении высокопоставленного чиновника взялись столь странные показатели.

Но и вполне официально в 2006 году он заявлял о готовности Банка России сделать рубль конвертируемым, осенью 2008 успокаивал страну обещаниями скорого завершения кризиса, а в 2010 году "на голубом глазу" объяснял инфляцию "аномальными погодными условиями" (то есть засухой, спровоцировавшей массовые пожары).
В публичном размещении акций ВТБ в 2007 году поучаствовали родители Улюкаева, бывшего членом его наблюдательного совета: в рамках лимитов, установленных для всех аффилированных лиц, они купили акций банка на 10 млн. руб. каждый.

С декабря 2008 по май 2011 Улюкаев возглавлял совет директоров Московской межбанковской валютной биржи.
В 2006 году он был награжден орденом Почета, в 2010 - орденом "За заслуги перед Отечеством" IV степени.
Попутно с государственным управлением Улюкаев занимался преподаванием: с 2000 по 2006 годы был профессором кафедры общей экономики знаменитого Московского физико–технического института, а с 2007 по 2010 заведовал кафедрой финансов и кредита экономического факультета МГУ, возглавлявшегося в то время его бывшим парторгом Колесовым. Улюкаев читал спецкурс для магистрантов с характерно расплывчатым названием "Современная денежная политика и развитие банковской системы".

Экономический мозг правительства Медведева

Весной 2013 года он всерьез рассматривался в качестве кандидата на пост председателя Банка России, однако его незаметность и неспособность внятно формулировать какие бы то ни было мысли сыграли против него. Президент В. В. Путин вы–двинул на этот пост Набиуллину, а Улюкаев заменил А. Р. Белоусова (ставшего помощником президента) на должности Министра экономического развития.

После этого Улюкаев вошел в наблюдательные советы Внешэкономбанка, Агентства стратегических инициатив, ВТБ и был награжден орденом "За заслуги перед Отечеством" III степени.

По официальным данным, за 2014 год в должности Министра Улюкаев получил 51,5 млн. руб. (4,3 млн. руб. в месяц). В его личной собственности числится 15 земельных участков общей площадью более 11 га, три жилых дома площадью более 940 кв. м., три квартиры площадью более 330 кв. м"три легковых автомобиля и автоприцеп.
Председатель РСПП и другой соратник Гайдара Шохин назвал Улюкаева "одним из самых либеральных российских экономистов и бюрократов", и спорить с этим нельзя: вся деятельность Улюкаева объективно направлена на последовательную и беспощадную реализацию в России интересов глобального бизнеса.

Президент России В. В. Путин назвал Улюкаева "уважаемым человеком с абсолютно рыночными мозгами, одним из лучших наших специалистов в области экономики". Это представляется весьма жестокой характеристикой указанных специалистов, так как заявления Улюкаева по вопросам его служебной ответственности либо поразительно бессодержательны, либо просто неверны, - при том, что в силу своей должности верный гайдаровец должен быть, по сути дела, "экономическим мозгом" правительства Медведева, а отнюдь не просто его членом.

Так, перед своим назначением Министром экономического развития Улюкаев указал, что став–ки по кредитам в июне 2013 года соответствуют "исторически сложившимся" (что бы это ни значило), а причины стагнации заключаются в уменьшении внешнего спроса (тогда нефть еще стоила больше 105 долл./барр.) и исчерпании неких возможностей. Ключом к решению проблем он в со ответствии с либеральной мантрой образца, самое позднее, 1994 года назвал "рост инвестиционной активности", которым он и собрался неизвестным (вероятно, и для него самого) способом занимать ся. То, что после присоединения к ВТО на заведомо кабальных, по сути дела, колониальных условиях восстановление инвестиционного роста было уже невозможно, либерала Улюкаева, разумеется, не интересовало, - как, вероятно, и адекватность его многочисленных прогнозов, которые он дает, по всей видимости, просто в надежде на короткую память общества и журналистов.

В октябре 2013 года он пообещал подать в отставку, если не добьется в 2014 году экономического роста на 3 %. И дело даже не в увеличении ВВП в том году на минимальные с 2009 года 0,6 %, а в том, что у Министра экономического развития в принципе нет полномочий, позволяющих переломить ело жившуюся макроэкономическую тенденцию. Если Министр не знает этого, он вульгарно глуп, а если знает - патологически лжив.
Когда в конце ноября 2014 года валютный курс составлял 44,5 руб./долл., Улюкаев пообещал укрепление рубля до 42–43 руб./долл, уже в ближайшее время, - которого легковерные, похоже, ждут до сих пор: за этими заявлениями последовало стремительное падение курса рубля, а затем "черный вторник" с 67 руб./долл.

Тогда же Минэкономразвития, ответственное за прогнозирование, пообещало в 2015 году сред–нюю цену нефти в 80 долл./барр., а средний курс рубля - в 49 руб./долл.; правда, Министр финансов Силуанов (также долго занимавшийся в своем Министерстве макроэкономикой и прогнозированием) тогда счел прогнозы Улюкаева слишком мрачными.

В декабре 2014 года президент подписал бюджет на 201э год, сверстанный на основе спрогнозированных Минэкономразвития среднегодовой цены нефти в 100 долл./барр. и экономического роста в 2015 году в 1,2 %. Принципиальная невозможность этих показателей была очевидна всем, но Улюкаев как ответственный за прогноз не предпринял ничего для его исправления и быстрого пересмотра заведомо неадекватного и потому разрушительного, а как минимум опасного для общества бюджета.

В критических условиях, когда страна была вынуждена жить по этому не имевшему отношения к реальности бюджету, Министр экономического развития не нашел более важного занятия, чем чтение лекции в миланском университете Боккони.

2 марта он заявил там, что "нынешняя рецессия не будет долгой", и сообщил о возможном возобновлении экономического роста уже в III–IV кварталах 2015 года.

В марте 2015 года Улюкаев спрогнозировал средний курс рубля на этот год уже в 61 руб., заявив о его укреплении (по причинам, которые, похоже, остались неизвестными и для него самого) до 52–53 руб./долл, к 2018 году. При этом он подчеркнул, что с августа–сентября 2015 года рубль, - опять- таки по неизвестным причинам, - должен, по его мнению, начать укрепляться, причем независимо от мировых цен на нефть. При этом Улюкаев исключительно высоко оценил влияние западныхсанкций на российскую экономику: по его мнению, в случае их постепенной отмены рубль должен был укрепиться аж до 40 руб./долл.

В мае 2015 года Минэкономразвития, почти как в конце ноября, говорило о средней цене нефти в 2015 году в 50 долл./барр., но уже 22 июня прогноз на текущий год был повышен до 60 и более с последующим повышением до 70–75 долл./барр.: как раз накануне очередного удешевления нефти Улюкаев торжественно возгласил, что "нефтяной рынок нашел некую стабильность".

Подобные настроения позволили ему в середине июня, констатировав падение ВВП уже завершавшегося в то время II квартала в 3,5–4 % (на самом деле он составил 4,6 %), указать, что в III квартале спад будем примерно таким же (то есть тенденция ухудшения ситуации по неизвестным причинам переломится), а уже в IV квартале сам собой начнется восстановительный рост, так что по итогам года экономический спад будет равен лишь 2,8 %. Улюкаев торжественно заверил, что "дно" кризиса уже пройдено, инфляция почти на нуле, рубль стабилизировался и падать больше не будет.

7 июля он заявил: "сейчас динамика рубля находится вблизи фундаментальных значений, это… 55 руб./долл, плюс–минус 2–3 рубля за доллар, это его естественное значение…" На следующий день он пообещал, что дефицит федерального бюджета составит в 2015 году лишь 2,5 % ВВП, - при том, что это не имело никакого отношения к его профессиональной компетенции, а скорректированный наконец федеральный бюджет предусматривал дефицит в 3,7 % ВВП.

В июля он однозначно заявил об отсутствии каких–либо шансов того, что Минэкономразвитияпридется пересматривать прогноз мировых цен на нефть в сторону понижения.
20 августа при курсе уже 68 руб./долл. Улюкаев назвал этот уровень "справедливым значением" и вновь твердо пообещал скорый экономический рост, - но уже в 2016 году, а 24 августа после рекордного удешевления нефти отметил, что допускает краткосрочное снижение ее мировых цен и ниже 40 долл./барр. Теперь он не допускал уже не снижения ее ниже 55 долл./барр., а всего лишь достижения ею уровня 30 долл./барр.
После чего сообщил, что российская экономика достигла "хрупкого дна", - вероятно, имея в виду, что, если он и подобные ему либеральные "специалисты" еще немного на ней "попрыгают", она провалится дальше.
Даже приведенный заведомо неполный перечень предсказаний (назвать это "прогнозами" просто не поворачивается язык) Улюкаева позволяет предположить, что все его заявления сводятся к бездумному экстраполированию в будущее текущих позитивных колебаний рынков без каких бы то ни было попыток осмысления закономерностей и перспектив экономического развития. При этом он без тени стеснения (в самом деле, какое может быть стеснение у многолетней "правой руки" Гайдара!) демонстрирует оптимизм, похоже, нимало не задумываясь ни о его отношении к реальности, ни о судьбе несчастных, которых угораздило прислушаться к его заверениям.
Весьма характерным представляется его заявление о том, что россиянам, тратящим свои средства в рублях, "должно быть абсолютно все равно, какой там курс", - хотя даже совершенно неграмотному человеку вот уже более 20 лет хорошо известно (в том числе и на собственном кошельке), что девальвация рубля ведет к удорожанию импортных потребительских товаров (в том числе тех, которые невозможно заменить) и, соответственно, к обесценению средств россиян. Гражданам нашей страны осталось лишь выбирать, является демонстрирующий незнание этой азбучной истины Министр экономического развития полным безумцем, прожженным циничным лжецом или же и тем и другим одновременно.
Интересно, что его "прогнозы" социально- экономического развития страны сводятся к почти ничем не обоснованным ожиданиям тех или иных мировых цен на нефть и простому описанию их последствий для российской экономики. Министр экономического развития, похоже, даже не подозревает, что государственный прогноз обязан не просто описывать различные варианты развития событий, но и предлагать методы государственной политики, разные для разных вариантов, и оценивать возможную степень их эффективности.
Специалисты, занявшиеся анализом предсказаний Улюкаева, испытали шок: он чудовищно выделяется даже на общем фоне российских либералов. "Улюкаев не приводит ни одного макроэкономического… обоснования. Найдите хотя бы одно его заявление, которое сбылось на горизонте в течение полутода. Ни одного - я лично смотрел. Ни в 92‑м, ни в 98‑м, ни в 2008‑м, ни в 2014–2015 годах ни одно заявление по курсу рубля, темпу экономики, ценам на нефть и инфляции не подтвердилось", - отмечает финансист группы "Риком" Владислав Жуковский.
Впрочем, безграмотность Улюкаева демонстрируется не только в исполнении (а точнее, насколько можно судить, злостном игнорировании) им своих служебных обязанностей, но и в административных отношениях с подчиненными. Так, в конце января 2015 года Улюкаев письменно жаловался премьеру Медведеву не только на своего заместителя Дергунову (которая назначается премьером и которую Министр поэтому не может уволить), добившись вынесения ей официального премьерского выговора, но и на департамент имущественных отношений Министерства, находящийся всецело в его власти.
По некоторым сообщениям, на одном из правительственных совещаний Улюкаев потряс даже видавших виды чиновников безапелляционным заявлением, что Крым является точно таким же регионом России, как и все остальные, не обладает никакой спецификой и потому не имеет права претендовать на какой–либо особый статус.
А в июне 2015 года в интервью ВВС констатировал отсутствие у России "серьезного плана, который изменил бы устройство" экономики, и меланхолически констатировал его нужность, - даже не задумываясь, по–видимому, о том, что разработка и продвижение такого плана является его прямой служебной обязанностью.
350 бутылок непризнанного поэта

Наглядно демонстрируемая urbi et orbi безграмотность Улюкаева гармонично сочетается с чудовищным апломбом и категоричностью. Улюкаев не говорит, - он непререкаемо изрекает и рубит сплеча. По воспоминаниям, "с подчиненными не Церемонится, за бранным словом в карман не лезет".

Это касается далеко не только непосредственных подчиненных: в 2006 году достоянием общественности стала форменная истерика, устроенная Улюкаевым при вылете из Сочи в Москву после проводившегося в Сочи экономического форума. Войдя в самолет, он потребовал найти для своей жены место в салоне бизнес–класса, а когда места не оказалось, по свидетельствам очевидцев, устроил скандал, пошел "разбираться" к пилоту и "разобрался" с ним так, что тот наотрез отказался выполнять полет. В результате три с половиной сотни обычных пассажиров самолета были вынуждены вернуться в аэропорт, а виновник этого кошмара с супругой гордо вылетели в Сочи персональным самолетом тогдашнего Министра экономического развития и торговли Грефа.
Потом Улюкаев заявил журналистам, что сменил борт потому, что самолет якобы был в аварийном состоянии, - мол, у него был неисправен один из двигателей. "Мне… должны за спасение 350 бутылок поставить", - с помпой утверждал он, тактично умалчивая, что якобы "аварийный" самолет через полчаса после устроенного им скандала благополучно вылетел в Москву и приземлился в "Шереметьево" без каких бы то ни было происшествий.

Впрочем, его отношение к людям вполне гармонично для либерала: в июне 2015 года, говоря о санкциях, Улюкаев сравнил россиян с мухами, которых "пытаются травить". А в начале года он советовал нам не тревожиться о судьбах страны и экономики, а "сохранять душевное здоровье… и думать о своем здоровье".

Помимо экономических предсказаний, Улюкаев пишет стихи. Вероятно, воспользовавшись безвременной кончиной в 1996 году известного пародиста поздней советской эпохи Анатолия Иванова, в 2002 выпустил свой первый сборник тиражом 3 тыс. экз. (большим для современной поэзии), а второй - в 2012 году. Одно из стихотворений, опубликованное в журнале "Знамя" в 2011 году, вызвало некоторый общественный резонанс из–за своей откровенной антироссийской направленности и системно аргументированного в лучших либеральных традициях (вполне органичных для бывшей "правой руки" Гайдара и либерального политического деятеля, но не члена правительства России) призыва к своему сыну "валить из поганой Ра тики":

Езжай, мой сын, езжай отсель
На шарике найдёшь теперь Немало мест,
где шаг вперёд
Необязательно пятьсот Шагов назад, где, говорят,
Не всё всегда наоборот
Где не всегда конвойный взвод
На малых выгонят ребят
Где не всегда затычку в рот
Бывает - правду говорят
Бывает голова вверху
А ниже - ноги
Где в хлеб не сыпали труху
И не смеялись над убогим:
Ха–ха, хе–хе, хи–хи, ху–ху О боги!

От последнего восклицания действительно трудно удержаться, - хотя за художественной передачей "смеха над убогим" чувствуется богатый личный опыт, вполне естественный, если учесть уровень Улюкаева, - причем не только как экономиста, политика или администратора, но и как поэта.

Трудно удержаться от цитирования этого слегка зарифмованного потока сознания стареющего либерала целыми страницами, - настолько ярко они характеризуют своего автора. Здесь все - и неспособность взрослого человека владеть русским языком (по крайней мере, литературным), и позволяющая делать произвольные выводы разорванность сознания, и бессодержательная, бессмысленно пошлая многозначительность на заведомо пустом месте. При чтении возникает ощущение, что это пародия, что такое невозможно написать (и тем более отдать публиковать) всерьез, находясь в здравом уме и твердой памяти, - но это, действительно, всего лишь живое и наглядное подтверждение уровня Министра экономического развития правительства Медведева и уважаемого в своем кругу члена либерального клана:

Поскольку в плотской жизни я начальник,
В духовной полагается аскеза.
Знал: хлеб из теста, для любви невеста,
А прочее - каёмочка на блюде.
Теперь другое: хлебушек–то горек,
Невеста как–то очень повзрослела,
А строй имел меня вовсю - такое дело…
★ ★ ★
Какие мне куплеты насвистели,
Какие мне балеты танцевали…
Не за монету.
Я из вселенной Гуттенберга,…
Где есть законы и причины,
Где из муки замесят тесто,
И хлебушка поест мужчина.
★ ★ ★
Брели в Москву, в Москву, в Москву,
Как грится, разгонять тоску,
А разогнали жизнь впустую.
★ ★ ★
Мчим с мужиками дергануть по банке.
Потом деньгу бы надо зашибить:
Стремимся в банк и матереем в банке.
Чины чинить, заборы городить,
Петлицу подставлять для ордена, медали…
И вдруг как по башке дубиной - хвать!
Да мы почти что все просели!
Вот тут и начинаешь начинать.

Поражает даже не само убожество этих вирш (в конце концов, мы не в средневековом Китае, где чиновники обязаны были быть гармоничными личностями и, в частности, писать хорошие стихи), сколько очевидное непонимание их уровня самим автором, проявляющееся в их публикации,

Улюкаев - это живой и дымящийся след Гайдара в российском правительстве, наглядно демонстрирующий, насколько можно судить, всю пагубность и разрушительность либеральных реформ, каждый день личным примером подтверждающий безграмотность и безответственность как неотъемлемые признаки и высшие ценности либерального клана.
http://profilib.com/chtenie/56126/mikhail-delyagin-svetochi-tmy-fiziologiya-liberalnogo-klana-ot-gaydara-i-berezovskogo-do-76.php

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля